"Щука" В.Плещеев — Рыбалка в Марий Эл

"Щука" В.Плещеев

28 октября 2012 - Sedoy
article198.jpg

 Что за притча такая?! Вотъ ужъ истинно незадача!— Просиделъ вечернюю зорю, сиделъ всю ночь, сижу утро, и въ заключение - нуль, - хотя бы клюнуло, а ведь ловлю на лучшемъ плесе. Да и что-то странное творится сегодня: солнце не солнце, а только красный кругъ; въ воздухе мгла; тишина мертвящая - нигде ни звука. Конь - и тотъ дремлетъ; хотя-бы лягушки отозвались, - неть, подлыя, мол­чать - попрятались; спасибо „Алексаша" завелъ музыку нозд­рями, - все-же разнообразiе.

А хорошия места; рыбы тутъ тьма, какия заросли камыша, латати, кувшинника и куги! Вотъ въ томъ заливчике растетъ линовая трава, - тамъ всегда держится линь, а сбоку у куги - сазанъ; - ловко онъ приспособился объедать семена ея: влезетъ въ кустъ и давай мять его покуда концы сте­блей не попадутъ въ воду, а тамъ и примется за лакомство, да такъ рветъ конецъ стебля, что брызги летять. А разве плохи заросли камыша? На прошлой неделе тутъ былъ та­кой жоръ щуки, что камышь трещалъ, а рыбешка фонта-номъ разлеталась въ стороны.

Однако я замечтался; гдъ-же поплавокъ маленькой удочки? Тащу ее и вытаскиваю головля въ 6 вершковъ. Думалъ сна­чала отпустить его на волю, но потомъ оставить въ под­сачке въ воде, а самъ принялся мастерить удочку для щуки. Изъ двухъ-сомовьяго и лещового-удилищъ, связанныхъ вместе, образовалось одно, длиною около девяти аршинъ; къ нему я привязалъ восьми-аршинный пеньковый шнуръ более 2-хъ милл. диаметра, съ проволочнымъ поводкомъ и большимъ двойнымъ крючкомъ; наделъ грузило, а вместо поплавка, навязалъ пукъ куги, поводокъ пропустилъ чрезъ ротъ въ задний проходъ головля и, забравшись въ излюб­ленный щуками камышъ по колена въ воду, забросилъ головля возможно дальше, а удилище глубоко воткнулъ въ тонкое дно.

„Была не была", авось подойдетъ зубастая и не спасуетъ передъ шести-вершковымъ живцомъ!.. Такъ оно и вышло: - черезъ полъ-часа нашлась такая ненасытная.

Не ожидая ничего хорошаго отъ моей затеи, я уже началъ дремать, убаюкиваемый мернымъ храпомъ Алексаши, когда услыхалъ шелестъ камыша и взглянувъ по этому направле­нию, не увидалъ ни пука куги, ни конца удилища; часть-же камыша оказалась нагнутой въ воду.

Схватить подсачекъ, толкнуть ногой подъ бокъ "вернаго Личарда" и очутиться около удочки, - потребовалось всего несколько секундъ времени.

Съ трудомъ я вытащилъ удилище изъ илистаго дна. Сна­чала щука взяла направление параллельное камышу и берегу вверхъ, а затемъ, пошла обратно; держать удилище, въ это время было легко, т. к. само удилище и часть шнура гнуло целый лесъ камыша, но когда щука пошла къ средине плеса на чистую и глубокую воду, то настали моменты, когда я совершенно терялъ, надежду удержаться на ногахъ и не по­плыть вместе съ удочкой. Щука рвала ужасно и все время стремилась къ глубине. Я чувствовалъ, какъ постепенно ползу все более и более въ реку; какъ подскочилъ ко мне и уцепился одной рукой за мою холщовую блузу, а другой за камышь, Алексаша; какъ я все более и более слепну отъ залившаго глаза пота и какъ окончательно начинаю вы­биваться изъ силъ... Находчивость Алексаши спасла дело. Оставивши меня на несколько секундъ, онъ притащилъ возжи, обмоталъ меня однимъ концомъ у пояса, а съ дру-гимъ выбрался на сухое и поддержалъ меня натянувши возжу; такимъ образомъ я получилъ две противуположныя тяги и балансируя могъ вытащить ноги, ушедшия по колена въ илъ, и постепенно отступить на сухое место, подтаскивая въ тоже время и щуку. Скоро она очутилась на отмели у самого берега, где ее принялъ, какъ волчицу, Алексаша, поразивъ острымъ концомъ, подсачка въ затылокъ.

Нельзя было не похвалить Алексашу, достойнаго уче­ника великаго учителя выжлятниковъ-доезжачаго Жукова (Курской губ., охоты Коробковыхъ или Исакова)! Въ то-же лето Алексаша принималъ сома, но, къ сожалению, не такъ удачно. Объ этомъ разскажу въ другой разъ. 

Если-бы эта щука захватила живца на полъ-дюйма глубже и крючокъ застрялъ-бы въ самомъ горле, то весь поводокъ очутился-бы въ пасти, а шнуръ между переднихъ зубовъ и щука ушла-бы съ крючкомъ; следовательно, длина поводка должна, быть всегда съ запасомъ. 

Щука имела въ длинну 31 вершокъ; спина была темно-зеленаго цвета, съ  большимъ шрамомъ зажившей раны съ левой стороны: надо полагать - следы остроги. За исключениемъ сома, это была самая большая рыба изъ пойманныхъ когда-либо мною. Щука эта, къ сожалению, не взвешивалась. Вообще, взвешивание рыбы у насъ рыболовами ранее, не практиковалось, - таковъ былъ обычай.

3 ноября 1904 г.                                                                     В. Плещеевъ.


 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 822 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий